?

Log in

No account? Create an account
 
 
09 August 2014 @ 05:26 pm
В.Сахаров "Отступление из Краматорска" и комментарий Стрелкова И.И.  
18891983

Сахаров Василий.

Отступление из Краматорска.

Не хотел об этом писать, но, наверное, придется. Думаю, что ничего тайного не выдам, так как фамилии называть не стану, а секрета в том, что происходило, никакого нет.
Итак, что я видел, будучи в Краматорске, как командир 3-й разведгруппы Волчьей сотни, она же Краматорская разведрота. Мой позывной - "Сержант".

Необходимые пояснения.

Мы не подчинялись Козицыну и большинство наших казаков даже не знали, кто это такой.
Приказы получали непосредственно от коменданта Краматорска и начальника разведки армии Стрелкова, позывной - "Хмурый", он же "Второй", который в свою очередь имел прямой выход на "Стрелка".
Наше подразделение прибыло в Славянск одним из первых, неоднократно принимало участие в боевых акциях и захватило Краматорск, после чего оставалось в городе, вело разведку, обеспечивало проход караванов в Славянск и прикрывало тылы.

4 июля.

День как день. С утра обстрел, который пережидали в подвалах, а потом "Душман" (командир 2-й разведгруппы) и я выехали на прокуратуру, где получили приказ на работу.
Задача: силами двух-трех троек, под прикрытием "Утеса" и АГСа, выдвинуться на Меловые горы за Беленькой (это поселок, окраина Краматорска) и пройти от отметки 110 до отметки 109, примерно десять километров в сторону Николаевки. Где-то там находился дозор противника, который сооружает блокпост, и "Нона" с прикрытием. Мы проводим разведку и, по возможности, уничтожаем самоходку или наносим урон живой силе укропов. Выдвижение в районе полуночи.
Короче, ничего необычного или сложного. В очередной раз мы предложили "Хмурому" и его помощнику "Гюрзе" (не путать с героем Чеченской кампании) план по захвату аэродрома. Мы просили дать нам в помощь мотострелков "Святого" и аэродром будет взят за одну ночь. Однако в очередной раз получили отказ. Мотивация - после захвата противник еще сильнее будет долбить по городу и не надо спешить. Самое главное обеспечить тыл Славянска и прохождение караванов. Вот будет приказ, тогда и отработаете.
Нет, так нет. Получив несколько цинков патронов, которые никогда не бывают лишними, мы договорились на завтра забрать цинки с ВОГами, и вернулись на нашу базу рядом с исполкомом. Здесь распечатали карты, прикинули, кто пойдет в ночь, и провели инструктаж личного состава.
Наступает вечер. Очередной обстрел. Мы готовимся к выходу и подгоняем снаряжение. И в этот момент звонок от "Хмурого" - срочно явиться в прокуратуру.
Командир подразделения, позывной - "Динго", и "Душман" помчались. Через полчаса они возвращаются, и перед нами ставится новая задача. Всем отрядом выдвинуться к отметке 110 на Меловые горы и прикрыть грунтовую дорогу на Николаевку до отметки 109, где уже находились славянские ополченцы. Необходимо обеспечить проход очень ценного каравана из Славянска, 10 грузовиков. Дорогу удержать любой ценой.
Партия сказала - надо, комсомол ответил - есть. Мы прыгаем по машинам и мчимся в Беленькую. Нас торопили и подгоняли, поэтому задача ставилась на ходу, и к точке отряд прибывал тройками. У каждой тройки имелся свой транспорт. Я в это время был в составе командирской тройки - "Душман", "Куба" и "Сержант". Машина не смогла заехать на Меловые горы, и мы высадились у подножия, связь с тройками по УКВ-радиостанциям, которые были у каждого бойца.
Начинаем подъем, с Карачуна ведется артиллерийский огонь по Краматорску и Славянску. Все спокойно и тут впереди, на вершине, где зеленка, начинается автоматная стрельба. Тройки "Куцего" и "Мишки-Медведя", вступили в огневой контакт. Спешим. Поднимаемся. Стрельба затихла и здесь наши бойцы, которые окружили человека. Он в камуфляже, грязный, оборванный, глаза дикие и в руках у него граната с выдернутой чекой.
Выясняется следующее. Он из отряда "Тора", позывной "Тарантул", вечером их подразделение выдвинулось из Николаевки с той же задачей, что и у нас. То есть прикрыть важный караван и дорогу до Краматорска. Держаться любой ценой. Он увидел, что остановились машины и выгружаются люди, вот и открыл стрельбу на поражение, пока наши у него не отобрали автомат, и после этого боец схватился за гранату. Его товарищи везде, по всей дороге, которую мы должны были прикрывать. Связи у них нет, телефоны не работают - электричества в Славянске и Николаевке не было, поэтому заряжаться негде. В итоге у нас был ранен "Кролик" из тройки "Куцего", сквозное ранение шеи.
Пока суть, да дело, убедили "Тарантула", что мы свои и укропов рядом нет, началась стрельба внизу. Там другой боец из Славянска, позывной - Рыжий, попытался прикончить нашу снайперскую тройку. К счастью, ребята там были опытные и резкие, а в авангарде шел "Тигра". Славянский ополченец смазал, а когда наши стали его обходить, отошел в зеленку и затаился. Одновременно с этим справа и слева тоже началась пальба, до сих пор непонятно, кто там воевал и кого убивал, а над нами прошел вражеский беспилотник.
Такие вот дела. Хаос, неразбериха и война своих со своими. Организация выше всяких похвал. Наши командиры не могли связаться со славянскими, а укропы развернули артиллерию на нас и начали пристрелку Меловых гор. Дальше двигаться было нельзя, будет бойня, и мы, вернув "Тарантулу" автомат и оставив дозор, который должен был встретить караван, вернулись на базу.
Через час выяснилось, что это отступление. Стрелок выводил все отряды и технику, а укропы лупили по городу кассетными зарядами и пытались его остановить.
Ладно. Мы легли отдыхать, поскольку считали, что завтра начнется более серьезная оборона Краматорска и наш гарнизон, наконец-то, с прибытием бронетехники и артиллерии, захватит надоевший аэродром. Однако мы ошибались.

5 июля.

Проснулись утром и узнали, что славянские отступают дальше и в Краматорске только тыловые машины, которые спешно грузятся и тоже уходят. Ничего. Мы остаемся на месте, ждем приказов, а их нет.
Примерно в 9.00 появился один из ополченцев, который сообщил, что получен приказ оставить Краматорск и комендант уехал еще в четыре утра, вслед за "Стрелком". Но мы ему не поверили.
В 10.00 поступило прямое распоряжение коменданта - отступать на Донецк. Хрень! У нас половина личного состава местные и первоначально мы хотели забить на этот приказ, остаться в городе и умыть укропов кровью. Благо, имелось чем и с нами были готовы остаться ополченцы с блокпостов. Однако на связь вышел "Хмурый", командира вызвали в прокуратуру, и дали пояснения, что противник грозится уничтожить Краматорск артиллерией, если мы его не оставим. Поэтому категорический приказ - отступать.
После этого было решено уходить. Сейчас я и мои товарищи, наверняка, остались бы, и ушли в зеленку, а тогда нас подгоняли, авторитет командиров еще был высок, и все происходило слишком быстро.
Грузились спешно, но организованно. Кого смогли, того забрали, и выступили после полудня. Первоначально на Донецк, но в пути поступил новый приказ - поворачивать на Луганск и выходить на Краснодон. Ладно, повернули и к ночи уже были на месте, откуда нас направили в приграничный поселок Северный. С нами там же оказалась группа "Беркута", несколько мелких отрядов, минометчики и войско "Бабая", который в Краматорске руководил блокпостами. В общей сложности человек триста пятьдесят. Остальные краматорские подразделения: мотострелки, спецназ, штабные работники и активисты НОД, в это время прибывали в Донецк и Горловку.

6 июля.

Ночь провели в машинах, а на следующий день, отправив гражданских, часть ополченцев и нескольких наших товарищей на Россию и Крым (вывозить семьи и за добровольцами), черными контрабандными тропами, через зеленку и поля отряд добрался в Изварино. Это было уже вечером, и мы малость офигели. Заброшенный пустырь. Пустой поселок. Людей не видно. Электричества нет. Воды нет. Связи нет. Приказов нет. Ощущение, что нас подставили и бросили. Поэтому, скажу честно, от тоски часть казаков забухала.
Впрочем, ближе к полуночи все уже протрезвели и стали решать, что делать дальше. Предложений было много: возвращаться в Краматорск, идти на Луганск и так далее. Но все разрешилось. Прибыли минометчики, которые сообщили, что им приказано держать Изварино и проход на границе, а мы должны их прикрывать и обеспечивать наведение. Таков приказ и они на нас надеются, а помимо того у них была связь с "Хмурым". После чего все споры прекратились. Остаемся и выполняем очередную боевую задачу. Тем более что потом появился "Кос" - в Краматорске начальник штаба. Этого товарища мы знали с наилучшей стороны и верили ему, так что норма. А затем приехали дружковцы и воины "Бабая", после чего гарнизон Изварино уже что-то из себя представлял. Правда, оружие было не у всех, но человек двести вместе с местными группами нас набиралось, против механизированной укропской бригады с частями усиления.

7 июля.

На следующий день обосновались на базе, стали готовиться к боям и вести разведку. И все бы ничего, но вскоре в сети появилось сообщение "Стрелка", что мы дезертиры. Впрочем, по телефону начальники в Донецке сразу заверили нас, что это вражеская пропаганда. Хотя я считаю, что все проще. "Стрелок" в очередной раз сказал что-то, не подумав и в горячке, а разъяснять ситуацию не стал, видимо, на это не нашлось времени и желания.
В остальном же все в порядке. Изварино удержали. А что точно происходило в Славянске и Краматорске, во время этого отступления, наверное, узнаем позже, от более информированных людей. Понятно, что Славянск, Краматорск, Константиновку, Дружковку и Артемовск одним махом разменяли на Донецк, где надо было наводить порядок. Но лично мне все это не по душе, не говоря про местных бойцов, которые уходили из родных городов без единого выстрела.

http://samlib.ru/s/saharow_w_i/otstuplenie.shtml



Комментарий Стрелкова И.И.

Нормальная точка зрения рядового солдата, не видящего обстановки за пределами своего отделения или, максимум, взвода. Разве что рассуждения по поводу "разменяли" - заслуживают дисциплинарного взыскания.
По сути поясняю: "Бабай и Ко" действительно дезертировали, так как приказа на отход к Луганску им никто не отдавал - был четкий приказ выдвигаться на Горловку и далее на Донецк. Они сочинили этот приказ сами и довели до личного состава с целью "прижаться поближе к границе". Их дальнейшее поведение - тому подтверждение. Вывод: Бабай и Ко - дезертиры, к рядовым бойцам и командирам, оставшимся оборонять Изварино, претензий никаких нет и быть не может.